Календарная дата 31 мая: «АЛЖИР» — не только память, но и назидание потомкам

0
135

«Жертвы политических репрессий забвению не подлежат. Путем насилия и жестокости человечеству невозможно навязать ни процветание, ни прогресс». Нурсултан Назарбаев

Многие из тех, кто был в столице Казахстана Астане, несомненно, побывал и в музее «АЛЖИР», расположенного в 35 километрах от Астаны в поселке Акмол (бывшее село Малиновка) на месте бывшего «Акмолинского лагеря жён изменников родины». Открыт он был 31 мая 2007 года по инициативе Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева.

Из истории

Октябрьская социалистическая революция 1917 года вместо долгожданного освобождения народа положила начало гигантским невиданным репрессиям. Миллионы людей исчезли, как тени, в огне террора тоталитарного режима, растянувшегося на десятки лет. Все достижения огромной страны — СССР — были оплачены страшной ценой — миллионами человеческих жизней, погасших в мирное время. «Страна за колючей проволокой», «страна за железным занавесом» — так во всем цивилизованном мире называли СССР. К сожалению, во многом это оказалось правдой. Концентрационные лагеря начали возникать уже в первые годы советской власти.

25 апреля 1930 года было организовано Управление лагерей ОГПУ (УЛАГ), менее чем через год получившее статус Главного Управления (ГУЛАГ), которое курировало все вновь созданные лагеря. Самоокупаемость и перевоспитание — вот два основных их существования. Фактически о перевоспитании речь уже не шла, ведь лагеря поглотили самых лучших, самых талантливых людей, бесконечно преданных существующему строю. В лагерях они становились покорными рабами, и только надежда на то, что ошибка будет и справедливость восторжествует, помогла им выжить.

В Казахстане исправительно-трудовой лагерь был образован Постановлением Совнаркома от 13 мая 1930 года. А чуть позже первое отделение КазИТЛАГа было преобразовано в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь ОГПУ или КарЛАГ с административным центром в Долинке (в пятидесяти километрах от Караганды). Акмолинское спецотделение КарЛАГа НКВД было образовано на базе так называемой «26-ой точки», поселка трудпоселений на основании приказа НКВД от 3 декабря 1937 года.

У истории села Акмол горькие истоки. Основано оно в 30-ые годы прошлого века. В 1931 году в Казахстан не по своей воле приехали спецпереселенцы из Саратовской области. Они основали десятки трудовых поселков, один из них под номером 26 — здесь в Целиноградском районе Акмолинской области. «26 точка «АЛЖИР» — так называли это место долгие годы существования спецлагеря для жен изменников родины. Только в 1976 году решением Президиума Верховного Совета КазССР ему было дано красивое и звучное название Малиновка. А с 2007 года оно носит название Акмол.

Музейно-мемориальный комплекс

Сегодня Акмол стал гораздо ближе к Астане, ведь столица стремительно расширяет свои границы. Ближе и понятней стала нам и история лагеря «АЛЖИР», благодаря энтузиазму тех, кто кропотливо собирал материалы для одного из первых в стране Музеев памяти репрессированных (создатель — заслуженный архитектор Казахстана Сакен Наринов).

Открывается мемориал «Аркой Скорби» высотой 18 метров, состоящей из купола и вуали, выполненных из нержавеющего материала. Она символизирует вход в священную землю, где происходит встреча двух миров — живых и мертвых. Проходя под аркой, нужно пройти, склонив голову в знак почтения. Это — место встречи прошлого и настоящего, настоящего и будущего. Что удивительно, в непогоду в конструкциях арки слышатся вздохи и шум ветра — словно голоса женщин и матерей, скорбящих о своих детях и тех страшных днях. Поэтому «Арка скорби» символизирует и женщину-мать, скорбящую о детях, погибших в годы репрессий.

Здесь же на территории можно увидеть две скульптурные композиции: «Отчаяние и бессилие» — мужчина, поникший и обессилевший, и «Борьба и надежда» — измученная женщина, задумчиво смотрящая вдаль. Последняя скульптура символизирует собой дух надежды и борьбы – дань памяти людям, которым волею суровой судьбы пришлось пережить суровое испытание лагерей.

Неподалеку находятся сохранившиеся до наших дней колючая проволока и наблюдательная вышка, как живое напоминание о тех жутких временах. А еще наглядным экспонатом является «теплушка» — именно в таких вагонах могли перевозить до 70 репрессированных, а их путь в Казахстан мог длиться до двух месяцев!

Особую боль и скорбь вызывает «Стена памяти» — черные мраморные плиты исписаны бесконечными рядами имен женщин, которым выпал тяжкий удел. Многие погибли здесь, их тела погребены в общих могилах за биваком, где ныне поставлен крест с полумесяцем. На территории комплекса также много мемориальных плит с фамилиями женщин, отбывавших здесь наказание, разных национальностей со всего СССР, есть и полячки, словачки, китаянки … Польша, Россия, Израиль и другие государства установили здесь памятные камни в честь своих соотечественниц.

В самом музее, куполообразном здании, в центре экспозиции цокольного этажа в первую очередь в глаза бросается «Цветок памяти» или «Цветок жизни». Цветок пробивается сквозь камень, говоря о том, что, несмотря на многие ужасы и беды, жизнь продолжается. По центру атриума расположена композиция «Свобода и неволя». Композиция представляет собой темные силки, внутри которых 15 голубей бьются крыльями в надежде взлететь. Некоторые голуби погибли, так и не долетев до свободы, некоторым удалось вырваться из застенков на свободу.

Для посетителей в музее представлены следующие разделы: политическая деятельность казахской интеллигенции 1905-1916 годов; период установления Советской власти; коллективизация и трагедия крестьянства; голод в Казахстане; «Большой террор» 1937-38 годов; подразделения ГУЛАГа на территории Казахстана; депортация народов в Казахстан; политические и идеологические репрессии 40-50-х годов в Казахстане; декабрьские события 1986 года. Одним словом, материальные документы отражают историю политических репрессий, механизм функционирования карательных институтов.

Экспозиция же раздела «АЛЖИР» посвящена истории Акмолинского лагеря жен изменников Родины  — женщинам, невинно отбывавшим там срок. Известно, что по приказу №00486 НКВД было арестовано 18 тысяч жен «изменников родины», из них 8 тысяч женщин этапом прошли через Акмолинский лагерь жен изменников родины. Среди узниц АЛЖИРа были широко известные в Союзе певица Лидия Русланова, актрисы Татьяна Окуневская и Наталья Сац, известная писательница Галина Серебрякова, жены поэтов и писателей, жены государственных деятелей Азиза Рыскулова, Гуляндам Ходжанова, Зуфнун Нурмакова, Аиш Кулумбетова, Фатима Дивеева, Елизавета Садвокасова и другие.

«АЛЖИР»

6 января 1938 года в Акмолинский лагерь прибыла первая партия женщин с детьми от одного до трех лет. Здесь были не только жены, но и матери, сестры, дочери. Лагерь состоял из нескольких саманных бараков, четырех вышек и колючей проволоки. В течение двух месяцев заключенные начали поступать непрерывным этапом. Женщин привозили в «АЛЖИР» со всех концов страны — из Москвы, Ленинграда, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Средней Азии:

Надо мной раскаленный шатер Казахстана,

Бесконечная степь колосится вдали,

Но куда ни пойду я – тебя не застану,

Рассказать о тебе не хотят ковыли.

Вырываю часами бурьян и осоку,

Чтобы колос пшеницы налился зерном,

Облака проплывают дорогой высокой,

Только нам улететь не придется вдвоем.

Только нам, мой любимый, дороги заказаны,

Даже ветер и тот не приносит покой… (Софья Солунова)

Были в лагере и дети, и это не только дети “изменников родины”. С момента своего основания в 1937 году и вплоть до кончины Сталина в 1953 году в «АЛЖИРе» родилось 1507 детей – у пленниц, изнасилованных своими надзирателями. Многих же матерей лишали своих детей. У арестованных женщин отбирали детей и направляли младенцев от 1 до 3 лет в ясли и детдома Наркомздрава, детей от 3 до 15 лет — в детские дома Наркомпроса, а подростков с 15 лет могли признать «социально-опасными» и подвергнуть репрессиям или поместить в спецучреждения.

Мест в лагере для женщин-заключенных не хватало. И вновь прибывшие сами строили себе бараки в пургу и метель, жару и дождь, устанавливали в них нары. Вместо матрацев бросали на деревянный настил солому. На территории лагеря было озеро, поросшее камышом. Тростник использовали на строительстве летом, а первые годы зимой только им топили свои бараки. Работники мемориала рассказывают, что часто женщинам приходилось чуть ли не по пояс в холодной воде резать тростник, чтобы … согреться потом. Но камыш давал так мало тепла, что температура в бараках не превышала восьми градусов!

 

«В спальном бараке, где одновременно прозябало 360 человек, воздух был спертый. Женщины, чтобы выжить, собирали по помойкам кочерыжки и варили себе похлебку в котелочках в топках, вонь стояла на весь барак. Конвоир, приводивший нас к месту, гнушался заходить внутрь из-за запаха, обычно он просил кого-нибудь из дежурных старушек пересчитать заключенных», – пишет в своих воспоминаниях бывшая узница Мария Даниленко.

Пастухи под кустиками клали то хлеб, то мясо и делали знаки женщинам, что там и там-то что-то лежит. Узницы АЛЖИРа были очень благодарны местным казахам. Казахи из соседнего аула не имели права помогать осужденным. Однажды дети из аула на радость охране начали бросать в женщин камешки через колючую проволоку. Так продолжалось несколько дней подряд: женщины старались не обращать внимания на маленьких назойливых казахов, а те бросали камни с еще большим пылом. Наконец одна из женщин подобрала камень и внимательно его разглядела. Оказалось, что это не камень, а курт — высушенный продукт из простокваши овцы или верблюда! После этого женщины с благодарностью подбирали каждый такой «камень»:

О, Господи, да это ведь не камень.

От него так пахнет молоком.

И в душе затрепетал надежды пламень,

А в горле встал ком.

Так вот что придумали старики!

Вот за что женщины детьми рисковали!

Они нас от болезни берегли,

Они нас от безверия спасали.

Они поняли, что мы не враги,

А просто несчастные женщины…

Потом лагерь превратился в многопрофильное хозяйство с крупным сельскохозяйственным производством, мастерскими, швейной фабрикой. Отстраивали и обустраивали это место сами узницы. Бараки, столовая, фермы для скота, водокачка, зернохранилище, мастерские – всё это было построено руками заключенных женщин. В основном это были представители интеллигенции, не привыкшие к тяжелой работе. Их заставляли собирать камыш, рыть арыки и высаживать сады. Много было посажено малины, так и появилось прежнее название поселка   Малиновка. От этих садов и огородов ничего не осталось. А когда-то женщины берегли их ценой собственной жизни, потому что за каждый погибший саженец им грозил расстрел.

В бараках после закрытия Акмолинского лагеря жен «изменников» родины продолжали жить его бывшие узники, а потом здесь разместились спецпереселенцы и первоцелинники. Некоторые заключенные остались и создали здесь новую жизнь.

Одним словом, экспозиция Музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР» — это рассказ о массовых политических репрессиях на территории Казахстана. Здесь отбывали наказание или погибли не только представители коренной национальности, но и десятков других народов бывшего СССР. Поэтому «АЛЖИР» — это горькая страница нашей общей истории, наша общая память и боль. Как всегда, миролюбивый и толерантный Казахстан первым взрастил Цветок Памяти и показал этим пример другим народам и государствам. В основе идейно-исторической концепции музея — не только память, но и прощение, без которого невозможны мир и счастье будущих поколений.

Из посещения музея и на материале книг

Поделиться
Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKPrint this page

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here